Коррупция по-украински: хроники безвольной борьбы

Когда о борьбе с коррупцией говорит обычный украинец, ему видятся скорее массовые расстрелы, чем забавы пресыщенных жизнью римлян


Представляя губернатора Запорожской области, первый заместитель Бориса Ложкина Виталий Ковальчук выдал несколько пафосных сентенций о коррупции и борьбе с ней. Афоризмы эти вылетали из уст чиновника так легко и заученно, что становилось очевидным: произносились они не впервые и были отнюдь не экспромтом.

Например, звучали фразы о том, что сегодня в Украине борьба с коррупцией - это второй фронт. Пару раз вворачивался красивый оборот о том, что в войне с коррупцией пленных брать не будут. Да и вообще, нет другого выхода у современного чиновника, кроме как жить во Христе.

Очевидно, что подобными тезисами сегодня в приказном порядке заряжен каждый высокопоставленный чиновник, вынужденный из кожано-деревянного уюта властного кабинета идти в этот ваш вечно недовольный народ.

Запрос на очищение власти столь велик, что не удовлетворить его сегодня - остаться без электората завтра. Рухнувший рейтинг "Народного фронта", напрямую завязанный на фигуру премьер-министра Украины, как нельзя лучше подтверждает тот факт, что Фейсбуком министра МВД Арсена Авакова - эдаким островком справедливости в безбрежном океане криминального морока - всех страждущих не накормишь.

Конечно, дело не только в борьбе с коррупцией - есть еще 30-процентная инфляция, реформы с задержкой развития, скакнувший в стратосферу индекс борща и прочие прелести войны. Но ситуация с никуда не исчезающей повсеместной продажностью украинских чиновников тем и показательна, что дает среднее по палате. И когда от философствований на брифингах и задержания рыбинспекторов дело доходит до более-менее масштабных ивентов, вся иллюзорность процесса искоренения коррупции в украинском обществе становится более чем очевидной. 

Пример первый - онлайн-задержание главы ГСЧС Сергея Бочковского и его ямщика Василия Стоицкого. Несмотря на то, что обвинения в популизме тот же Арсен Аваков отмел, объяснив, что произошедшее "задержание - не спектакль, а прививка", к концу недели практически вся более-менее читаемая региональная пресса как по волшебству вышла с объемными статьями, увенчанными не столько заголовками, сколько лозунгами а-ля "Антикоррупционный фронт".

В материалах этих, размещенных под пустозвучными рубриками а-ля "Пресс-акцент", на примере дуэта Бочковского-Стоицкого красочно живописался процесс обезглавливания гидры высокопоставленного мздоимства и делались намеки на скорое продолжение процесса.

Уверен, что аналогичными текстами не побрезговал и ряд центральных СМИ. Вот-вот - и появятся кружки и футболки с профилями арестованных коррупционеров: "Бюджет идешь пилить?". Чтоб даже самый аполитичный хипстер понял, как в Украине суровы к коррупционерам.

Пример второй - амбивалентность нового генпрокурора. Если судить по намерениям, то Виктор Шокин, конечно, безжалостный и бескомпромиссный борец. Но если судить по результатам, то очевидно, что генпрокурор отнюдь не Понтий Пилат, а самый обычный, включенный в систему, чиновник-правоохранитель, совмещающий невозможность заступить за определенные барьеры с необходимостью дать массам зрелищ. Максимум Шокина - потрепанные нервы и кошельки нескольких экс-"регионалов", парочка арестованных прокуроров, столько же судей и еще какая-то мелочь.

Пример третий - волокита с назначением главы Антикоррупционного бюро, которое начнет свою работу лишь в середине лета. Плоть от плоти Амаяка Акопяна, с молоком матери впитавший перформенсы Девида Коперфилда - попробуй, найди такого в украинских степях. Чтобы убедительно рубить головы бутафорским топором, нужен настоящий талант. Да простят меня господа Сирый и Сытник, вышедшие в финал, но именно так все выглядит со стороны - не отбор на серьезную должность, а шоу талантов. 

Проблема в том, что говоря о борьбе с коррупцией власть, по всей видимости, эту самую борьбу и представляет - два человека долго и нудно возятся на татами, и результат их кувырканий, дай Бог, чтоб к третьему раунду выболтался. Когда же о борьбе с коррупцией говорит обычный украинец, ему видятся скорее массовые расстрелы, чем забавы пресыщенных жизнью римлян. 

А ведь с недавних пор "не заходят" и отговорки о нехватке полномочий, средств и прочих возможностей. Достаточно вспомнить, как быстро Петр Порошенко смахнул с политической доски Игоря Коломойского, чтобы понять: единственное, что мешает побороть коррупцию в Украине, - это дефицит желания.

Чем вызван этот дефицит? Попробую себя в роли вышедшего в народ чиновника и объясню цветастой метафорой.

Когда я пишу о смертном бое, который сегодняшняя украинская власть дает коррупционному спруту, в голове моей возникает следующий образ. Опьяненный победой бравый гусар разудало кутил всю ночь, а ближе к утру, находясь на пороге забвения и не совсем отдавая себе отчет в происходящем, привселюдно вызвал на дуэль какого-то зарвавшегося фата и фрондера, смевшего его передразнивать. Но чуток отрезвев, отпоив измученный кутежом организм рассолом, гусар понял, что под утро спорил с зеркалом, и вызвал на дуэль самого себя. И сидит теперь этот гусар на завалинке, поигрывая пистолем, и разрывается между делом чести и невозможностью выстрелить в собственную голову.

Напоследок из Солженицина: "Чтобы стакан воды нагреть говорением, надо тихо говорить две тысячи лет, а громко кричать - семьдесят пять лет. И то, если из стакана тепло не будет уходить". Чтобы "нагреть стакан", у сегодняшней украинской власти остались месяцы, если не недели. В противном случае нагреют ее. Причем отнюдь не говорением.


 

Топ новостей сегодня
Внимание! Комментарии содержащие оскорбления, нецензурную лексику или не относящиеся к теме поста удаляются одновременно с блокировкой автора. Спасибо за понимание!

18 Января, 2018 Четверг
больше новостей