Полицейские похитили и безжалостно избивали инвалида, требуя от него деньги

Выехав на семейную ссору, правоохранители решили заработать на душевнобольном человеке.


41-летний житель Новобогдановки Юрий Верещага в селе проживает безвыездно последние 13 лет. Мужчина – инвалид II группы, получает пенсию, подрабатывает в сезон на полях, ищет металл на заброшенных пустырях. Выживает, как может. Свой диагноз он называет и нам – «шизофрения». Однако утверждает, что это не мешает ему строить отношения с женщиной, воспитывать детей, зарабатывать деньги, заниматься хозяйством. В селе о нем ничего плохого не говорят – отзываются о нем как о добром, хоть и со странностями, человеке.

Странности у Юрия Верещаги своеобразные – он входит в так называемую «Самооборону Новобогдановки». Он говорит, что вместе с бывшим участковым патрулирует иногда улицы села.

- Освещения в Новобогдановке практически нет, вот и воруют со дворов все, что попадется, – говорит Юрий Алексеевич. – Поэтому, бывает, я на велосипеде или пешком обхожу село. Профилактика такая.

Не скрывает Юрий Верещага и того, что сам не без греха – любит выпить лишку, после чего в семье возникают конфликты. Гражданскую супругу свою он, по собственному уверению, не избивает – ограничивается скандалами словесными. Последний такой и разыгрался поздней ночью 12-го ноября.

- Уже после полуночи я любимую свою выгнал к теще – чтобы она вещи забирала, – вспоминает Юрий Верещага. – А то оттарабанила их еще полгода назад, и никак не заберет. Что надо – так к маме бежит. Надоело мне это. Как ушла она, так я дверь ломиком подпер, а сам спать лег – время позднее. Думал, поутру разберемся во всем.

Разбудил хозяина дома №93 на улице Центральной стук в дверь. Услышав за дверью женский голос, владелец дома подумал, что это вернулась с вещами гражданская жена.

- Открываю, на пороге двое полицейских – в бронежилетах, со всеми этими делами, – вспоминает новобогдановец. – Вытащили меня через порог, стали сразу избивать. Потом надели наручники, затащили в дом, зачем-то брызнули в глаза из газового баллончика. Хатка маленькая – сами этого газу надышались, выбежали во двор, кашляют, плюются. А я на корточках, в наручниках. Так меня отходили, что я, извините, обделался. Никакого протокола не писали, пришли, оказывается, с тещей моей – это она к ним обратилась.

По словам Юрия Верещаги, после избиения в собственном доме, полицейские стали прохаживаться по его жилищу – очевидно, что-то выискивая. Ничего не найдя, подняли с пола и затащили в патрульную машину.

- Новый джип новой полиции, – говорит истязаемый правоохранителями селянин. – Наручники так и не сняли. Сами впереди сидят, а теща со мной сзади. Поехали к ней домой. Учуяли, что я от побоев обделался, открыли окошко, носы воротят, матерятся. Подъехали к дому тещи, один с ней вышел. Мои глаза от газа еще в порядок не пришли, но весь хмель как рукой сняло. Вернулся полицейский, и напарнику за рулем хвастается – мол, «лесик» дала. Я сразу понял, что это 200 гривен – на них Леся Украинка изображена. Ну, думаю, сейчас я на вас отыграюсь. «Я вам больше дам, если вы меня отпустите, а ее в наручники закуете», – говорю. Они оживились. Спрашивают, неужто у меня деньги есть. Я отвечаю – мол, на карточке. Они привезли меня домой, а там уже моя любимая вернулась, вынесла куртку, в которой карточка. «Все, выкупай теперь свою жизнь!», – требуют полицейские.

Мой собеседник признается, что на карте у него баланс составлял не более трех десятков гривен, но правоохранители потребовали с него полторы тысячи. Поездка к банкомату ему понадобилась, чтобы сбежать от полицейских, которые его похитили.

- Подвезли меня к банкомату, что на «Товарах для дома», – продолжает Юрий Верещага. –Наручники сняли, дали мою карту. А сами остались у патрульной машины. Это я потом понял, что они боялись в камеру банкомата попасть. Подошел я к устройству, а оно не работает. Карту я на всякий случай сломал, чтобы им не досталась (я уже новую восстановил), и побежал – хотел во дворах скрыться. Но от побоев ноги не слушались, а бегуны они хорошие. Догнали, снова избили, опять надели наручники. Затем возили меня в машине какими-то темными улицами, и выбросили из авто, как оказалось, на Красной горке. Добрался я домой только после обеда. И тогда уже вызвал «скорую помощь», которая доставила меня в Мелитопольскую ЦРБ.

Медики, диагностировав у Юрия Верещаги множественные телесные повреждения, сообщили о пациенте в полицию. Прибывший следователь опросил потерпевшего, и принял у него заявление о преступлении, совершенном сотрудниками полиции.

Не дожидаясь выздоровления, Юрий Верещага покинул больницу, поскольку, по его словам, без денег никто ему даже бинт не дал. А средств на какие-либо медикаменты у пенсионера-инвалида попросту нет.

Нам удалось выяснить, что пострадавший селянин не судим, а последнее административное правонарушение до событий ночи 12-го ноября совершал в мае 2013 года – тогда сотрудники ГАИ составили в отношении него протокол за управление мопедом в состоянии алкогольного опьянения. Других нарушений за ним не числится.

В Мелитопольском отделе полиции, отвечая на наш информационный запрос, пояснили, что сообщение о семейной ссоре поступило в 1-11 от 51-летней жительницы Новобогдановки. Сотрудники полиции выехали, и составили протокол об админнарушении в отношении 41-летнего нарушителя, который находился в состоянии опьянения и выражался нецензурно. В ответе начальника Мелитопольского отдела полиции Владимира Бондаренко говорится о том, что нарушитель не задерживался и не доставлялся правоохранителями в отдел. Но в 15-30 в дежурную часть поступило сообщение от медиков райбольницы о том, что потерпевший поступил в медучреждение с телесными повреждениями.

В своем ответе полковник Бондаренко отметил, что по «факту возможных правонарушений со стороны полиции начато служебное расследование».

Конечно же, никаких оснований не доверять полиции у мелитопольцев и жителей района нет. Ведь абсолютное большинство из нас – люди законопослушные, исправно платящие налоги, поддерживающие реформы и изменения у лучшему. А подобные уродливые проявления власти, когда наделенные ее минимумом сотрудники «группы реагирования», вламываясь в неприкосновенное жилье инвалида, избивают и унижают его, похищают, вымогая что-то – это всего лишь «возможное правонарушение», которое благополучно замнется, как и множество других подобных дел.

Что интересно, по сей день Юрий Верещага не признан потерпевшим, ему не предъявлены для опознания сотрудники полиции, и все идет к благополучному замалчиванию беспрецедентного для правового государства случая.

Редакция «Нашего города» просит считать данную публикацию официальным сообщением о преступлении, совершенном неустановленными (пока) сотрудниками полиции.

 

Топ новостей сегодня
Внимание! Комментарии содержащие оскорбления, нецензурную лексику или не относящиеся к теме поста удаляются одновременно с блокировкой автора. Спасибо за понимание!

13 Декабря, 2017 Среда
12 Декабря, 2017 Вторник
больше новостей