Владимир Кальцев о Януковиче, офшорах, убыточном бизнесе и Сине: первое интервью за 6 лет

Владимир Кальцев не давал интервью с 2012 года - с момента, когда заявил, что уходит из политики. Мы встретились в его офисе в “Александр Холле” в выходной день - 8 января. “Надеюсь,


Владимир Кальцев не давал интервью с 2012 года - с момента, когда заявил, что уходит из политики. Мы встретились в его офисе в “Александр Холле” в выходной день - 8 января. “Надеюсь, у вас много времени, а то у меня много вопросов”, - спрашиваю с порога. “Я выделил три часа. Хватит?” - ответил он. Я решила, что это была шутка. Но в итоге мы проговорили даже дольше.

ДОСЬЕ. Владимиру Кальцеву 51 год. С 1993 года владеет холдинговой компанией “Александр”. Четырежды баллотировался в мэры, но ни разу не выиграл. Был депутатом запорожского горсовета четырех созывов. В данный момент он депутат запорожского горсовета от партии “Наш край”, по декларации - самый богатый депутат этого созыва.

- Чем Вы занимались после 2012 года, когда объявили, что уходите из политики?

- Это было время развития, я много читал, ездил, размышлял. Посещал православные святыни, разные места силы, ездил и в Северную Индию, был в буддийских храмах.. Искал смысл жизни.

- Нашли?

- Да. Но это не для интервью, потому что не все поймут.

Тот год, когда я ушел из политики, это был последний год, когда я работал по 16-18 часов в сутки. Я себе сказал, что больше не буду так делать. Раньше мои помощницы могли уходить в 3 или даже 5 утра. У меня было три помощника, чтобы обеспечить мой ритм работы. Думаю, это было неправильно, но это был очень хороший опыт, благодаря которому я смог изменить себя, перестал «бежать» по жизни.

Раньше я никогда в жизни не выделил бы вам три часа. Максимум для интервью - это 30 минут. А сейчас я просто ничего не планировал до 3 часов дня.

- Если бы Вы знали, чем все закончится, Вы бы выдвигались в мэры четыре раза?

- Хороший вопрос. Если бы можно было вернуть время назад, думаю, я поступил бы по-другому.

- Не шли бы в мэры?

- Возможно нет.

- Почему?

- Может и пошел бы, но не четыре раза. Или по-другому строил бы предвыборную кампанию. Я бы вообще поставил вопрос иначе: хотел бы я жить последние 15 лет такой жизнью, которой жил? Нет, не хотел бы. Если бы я просто оставался в бизнесе, то мог бы сделать намного больше. В лучшие годы в нашей компании работало 5000 человек, у нас были заводы в России… В начале 2000-ных мы даже больше не здесь зарабатывали, а за рубежом. У нас были филиалы и в Прибалтике, и в Белоруссии, мы экспортировали абразивы, назад импортировали горно-шахтное оборудование и различную технику…

- Сейчас у Вас заводов там нет?

- Нет, уже давно. Я вовремя понял, что стало не безопасно и успел продать заводы. Это было еще лет 12-15 назад.

- А сейчас сколько людей работают в компании “Александр”?

- В центральном офисе около 200 человек.

- У Вас в декларации указано, что за прошлый год вы заработали всего 102 тысячи гривен. Это очень мало. Почему так?

- Пока мы «минусуем» потому что сохраняем сотрудников и платим налоги на землю.

- Почему ушли в минус?

- Так а с чего плюс? В нашем абразивном бизнесе товарооборот упал в два раза с 2014 года. Можно было все сдать в аренду, закрыть на ключ, уволить людей. Но главный ресурс, который есть у предпринимателя - это его команда. Поэтому с 2014 года мы работаем почти в «0», но людей я все равно сохраняю. Собрать хорошую команду - это 3-5 лет минимум, за это время тебя уже опередят конкуренты. Мы свою команду собирали 25 лет и это наш «основной капитал»!

От земли тоже не отказываюсь и плачу за ее аренду, потому что я верю в Запорожье!

- Кстати, о земле. В 2016 году было опубликовано расследование журналиста Сергея Сидорова о том, что у вас существенная часть земли в залоге по кредиту в ПУМБе и поэтому Вы зависите от Ахметова, т.к. ПУМБ принадлежит ему…

- Я ни от кого в жизни никогда не зависел и всегда ценил личную свободу - это входит в мою систему ценностей. Сергею отвечу: Как можно землю, которая у меня в аренде, сдать в залог? Я не могу закладывать то, что не находится у меня в собственности.

В ПУМБе у нас действительно был кредит. Мы его выплачивали согласно договора, а когда начался кризис и война, мы его реструктуризировали. В залоге была не земля, а объекты торговой недвижимости. Это общепринятая практика в кредитовании. Когда будем строить торговый центр, тоже процентов пятьдесят будем занимать. Мы даже думаем о том, чтобы выпустить облигации. Для людей это было бы выгодней и надежней, чем депозит в банке, а для нас выгодней, чем кредит.

Твой товарищ Сергей Сидоров называет меня землевладельцем. Это приятно. Все земельные участки я арендовал или купил честно и планирую использовать их под застройку. Какое было законодательство, по тому я и работал. То, что продавалось на аукционе - я покупал на аукционе. Когда не было аукционов, а были землеотводы, - оформлял документы в соответствии с существующими правилами.

На эти деньги ремонтировались школы и выплачивались зарплаты.

Я держал землю под застройку и платил за нее даже тогда, когда каждый второй говорил, что здесь скоро пройдет коридор в Крым…. А я верил в город и платил живые деньги. Возможно было бы проще вернуть городу землю или просто отказаться платить и долго судиться как поступили многие… Но я знал, что будет лучшее время. Сейчас оно наступило… Можно начинать строить!

- Еще у Вас в декларации есть апартаменты в Крыму. Что с ними сейчас? Вы там были после начала войны?

- Нет, не был. Будем считать, что это потерянная инвестиция.

- Продать не думали?

- К сожалению, там не стоит сейчас очередь покупателей ни на что. Будет покупатель - конечно, продам. А может быть когда-то Крым вернется.

- А еще у Вас в декларации написано, что вы кому-то одолжили 4,5 миллиона долларов. Кому можно одолжить такую сумму?

- Это различные бизнес-проекты. У предпринимателя редко есть деньги. Если бы грабители зашли в мой дом, они были бы удивлены. В лучшем случае, они бы нашли пару тысяч долларов. Ну запонки бы еще нашли, пару цепочек.

- Часы, которые в декларации.

- Ну да, часы еще. Суть бизнеса в том, что ты не сидишь на деньгах, а все время инвестируешь. У меня всегда есть проекты, которые ждут финансирования…

- В этом созыве горсовета Вы самый богатый депутат. По крайней мере, если верить декларациям.

- По бумагам - да. Но думаю, что некоторые показали не все свои доходы.

- Много Ваших фирм в офшорах. Зачем Вы в свое время вывели их из страны? Боялись за свой бизнес?

- Большинство тех, кто работает через офшоры, руководствуется соображениями безопасности. Зачастую то, что называют “офшором” - это не больше, чем набор бумаг. Я сомневаюсь, что сегодня кто-то держит в офшорах деньги. Тем более, что деньги, которые находятся за рубежом, за секунду могут быть арестованы, конфискованы, просто заморожены.

- Помните, как Вы попали в политику?

- Это был 2002 год. Я тогда баллотировался в народные депутаты и первый раз в жизни нанял политтехнологов. Как-то мы собрались втроем: Бережной, Бабурин и я. Встретились с политтехнологами. Они мне говорят - надо пойти еще и в мэры. Тогда мэр начнет с тобой конкурировать и поднимет твой рейтинг.

Договорились, что Бережной пойдет в мэры, а мы с Бабуриным выдвинемся в мэры и одновременно в нардепы, а потом снимемся с мэрских выборов. Мы с Бабуриным выдвинулись, а Александр Павлович, взял и в последний день не выдвинулся. Так мы с Бабуриным оказались такие себе «ходоки в мэры» (смеется).

Ну Бабурин потом, как и собирался, - снялся с выборов мера. А я как-то зацепился. Поляк на меня серьезно наехал, а я был молодым и задиристым. Ну и пошла «коса на камень».

Потом за неделю до выборов собрал технологов, они говорят “Все, пора сниматься с выборов в мэры, потому что можешь не избраться в нардепы”. Я говорю “скажите, какая вероятность того, что я все равно в нардепы изберусь?”. Ну как уже сниматься, рейтинг уже порядка 20%, люди мне поверили, как-то неудобно сниматься. Они говорят “Ну если вы не снимитесь, то вероятность того, что вы не пройдете в нардепы - 70 против 30. Я говорю “Раз 30% вероятности есть, тогда я не снимаюсь”. И не снялся. Результат известен.

Позже после выборов мы с Александром Владимировичем помирились, планировали даже совместные городские проекты…

- Как Вы попали в Партию Регионов? Многие тогда удивились, что Вы были не с Ющенко.

- Меня пригласил мой хороший товарищ Борис Петров. Говорит мол, давай ты снова пойдешь на выборы мера, а мы тебя поддержим.

А потом как-то неудобно было уходить, мы же друзья все-таки…

Еще до этого, я купил телеканал “Хортица” и был единственным, кто давал эфир всем политикам. У нас тогда был и Мороз и коммунисты. А это был 2002 год, когда Ющенко не давали никакие эфиры, выключали свет в местах его встреч с избирателями. Мне тоже сказали, что Ющенко на эфире не должно быть. Я ответил: “Ну раз так, значит тем более будет”. Я как пружина – меня лучше не гнуть, а правильнее убедить что-то сделать.

Губернатор предупредил, что у меня будут проблемы. Я сказал - он все равно будет выступать. Потом прилетел Ющенко, его встретили, он ехал к нам на «Хортицу» для интервью. Позвонил один из силовиков и сказал, что у тебя будут проблемы, уголовные дела, наденут наручники. Тогда я ответил: “У Ющенко на эфир было полчаса, теперь он будет выступать столько, сколько захочет”. В итоге Ющенко выступал два часа.

Так телеканал и отобрали (смеется).

Я поехал в Киев, в судах отыграл его опять, потом мы сели в эфире, надели черные повязки, написали “власть приказала молчать”, журналистов тогда еще избивали, я их защищал. Вдруг «оказалось», что офис компании «Александр» не введен в эксплуатацию, и в нем все отключили, мы сидели на “дизеле”; все заводы получили команду не брать у нас продукцию, и многие ее выполнили. Вот такое время было... Потом «Хортицу» опять закрыли и отдали нашу частоту TV5-Спорт. Так я окончательно потерял телеканал.

- Почему Вы оставались в Партии Регионов?

- Команда, люди… как я мог уйти? Если на вашем молодежном сленге, у нас была “классная тусовка”. Минимум 5 тысяч человек я знал лично, многих глубоко уважаю - тех, кто поверил мне и шел рядом, кто стоял в палатках, в счетных комиссиях, агитировал. Было интересно, мы много сделали для города. Большинство этих людей и сегодня рядом со мной.

Я подумал, что это самая сильная мотивация, которая может быть для человека на таком посту. К сожалению, потом все сложилось по-другому, очень многое начала делать свита, а он, наверное, потерял контроль.

- Вы с Януковичем много общались? Расскажите еще о нем.

- Когда он проигрывал, все разбегались. А когда выигрывал, невозможно было к нему попасть, потому что в приемной стояли всякие олигархи, все вдруг оказывались рядом. Но он старался держать слово. По крайней мере, мне не в чем упрекнуть его с точки зрения наших с ним отношений.

- Я так понимаю, что Вы его не вините в произошедшем?

- В каком?

- В кровавом разгоне на Майдане.

- Любой человек, который взял на себя власть, виноват в том, что происходит. Жаль, что до сих пор не известно, как все произошло, кто давал команды стрелять, есть только версии. Я историк по первому образованию и знаю, что время все расставит на свои места. А пока – Бог всем судья!

- Сейчас членство в “Партии регионов” - это пятно на биографии. Вы не жалеете, что были в этой партии?

- О чем мне жалеть… Да, конечно, я тоже способствовал тому, чтобы Партия Регионов побеждала.

Мосты в Запорожье строились только тогда, когда Партия регионов была у власти: миллиард на мосты мы получили тогда, когда Янукович стал премьер-министром, в 2010 мне удалось переселить 56 семей из бараков на Кичкасе в новые квартиры и возобновить строительство мостов.

Когда я исполнял обязанности мэра, я мог попасть в 6 кабинетов за один день - из них 5 министерских и один премьерский. Думаю, что любому человеку, чтобы попасть даже к одному министру приходится несколько дней провести в Киеве. А я был «наглым» и говорил так: “Я самый молодой исполняющий обязанности мэра, мне нужно, доложите, что я в приемной и передайте министру, что я жду с ним встречи”. Когда голос начинаешь повышать, помощники тушуются, действуют. Таким образом умудрялся быстро попасть в разные кабинеты.

- Давайте вернемся в 2012 год. Тогда Вы официально заявили, что уходите из политики “по семейным обстоятельствам”. Но все говорили, что Вы ушли из политики, потому что “не сошлись характерами” с Анисимовым… Это правда?

- Анисимов - это только один из факторов.

“Партия регионов” долго была в оппозиции. Потом мы, казалось бы, победили - я исполнял обязанности мэра, председателем облсовета стал человек из нашей команды - Павел Матвиенко, Борис Петров стал губернатором.

В этот момент я понял, что пребывание во власти - это не созидание, что я опять буду процентов 70-80 времени жизни тратить на борьбу, на сопротивление, на то, чтобы отбиться от кого-то. В какой-то момент я задумался о том, хочу ли я на это тратить свою жизнь?

Мне хотелось не бороться, а созидать. Например, я заплатил 270 тысяч долларов за то, чтобы составить настоящий план развития Запорожья. Когда проиграл выборы и ушел, я его передал Александру Вилкулу (к сожалению, в Запорожье этот план оказался не востребованным). Он много интересного сделал в Днепре.

Плюс к тому времени у меня уже были пожилые родители, они болели, мне хотелось уделить им время. Я счастлив, они до сих пор живы. В том числе потому, что я мог уделить им внимание.

Поэтому я принял такое решение. А то, что вы назвали (противоборство с Анисимовым, - прим. 061) - это не больше, чем катализатор. Безусловно, я должен был защитить свою команду. Я нашел возможности и силы для того, чтобы защитить людей, при этом сам ушел.

Я считаю, что мы в Запорожье и так долго удерживали ситуацию. Наша команда была последним форпостом, который не подчинился тогда системе. У меня были разные предложения - пожалуйста, участвуй в схемах, зарабатывай свои 30%, но это шло в разрез с моей системой ценностей. Новый избравшийся мэр (Син, - прим. 061) к сожалению, первым начал работать с той силой, которая представляла вторую власть в городе (Анисимов, - прим 061).

Губернатор (Пеклушенко, - прим 061) сначала поддержал меня, но затем принял другое решение.

В общем, он отказался. Я его предупредил, что это плохо закончится. Пытался донести это и до Левочкина, и до Клюева, и до всех людей, до которых я мог достучаться. Мне не удалось попасть к Президенту, передо мной закрыли все двери… Наверное, кому-то было выгодно купать его «в теплой ванне», не доносить информацию о том, что происходило внизу и чем все могло закончится.

- Что Вы чувствовали, когда Партии Регионов пришел конец?

- Когда эти события произошли (имеется ввиду Майдан и бегство Януковича, - прим. 061) - это был удар под дых нам всем.

При этом, я честно скажу, что в Запорожье в Партии регионов 70-80% людей были абсолютно нормальные: порядочные и профессиональные, патриоты родного края. Да и программа Партии Регионов была неплохая. Вопрос в том, как ее начали исполнять в Киеве, когда пришли к власти на центральном уровне.

Считаю, что я свою миссию выполнил. До всех, до кого мог, попытался достучаться, сказал им, чем закончится наше пребывание во власти, и та политика, которая шла из Киева. Не видел больше возможности что-то изменить, поэтому тогда я принял решение уйти из политики и искать другие пути реализации своих жизненных целей.

Беседовала Татьяна Гонченко, фото Славы Чиженка.

Продолжение интервью читайте завтра на 061.

 

Топ новостей сегодня
Внимание! Комментарии содержащие оскорбления, нецензурную лексику или не относящиеся к теме поста удаляются одновременно с блокировкой автора. Спасибо за понимание!

20 Февраля, 2018 Вторник
19 Февраля, 2018 Понедельник
больше новостей